Подписаться на дайджест
Раз в месяц присылаем свежий номер. Полезный контент в удобном формате.
Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь на обработку персональных данных
Академический взгляд
Highlights
Highlights #1
Институт
Параллельное творчество
О чем это
Суды признают возможность независимого творчества: создания практически идентичных объектов авторского права разными авторами параллельно друг с другом. Интерес представляют механизмы доказывания факта параллельного творчества и принятия решений об отсутствии нарушения авторского права.

Ссылка на параллельный, независимый характер творчества — аргумент в спорах о нарушении исключительных авторских прав; эффективное возражение ответчика против довода истца о том, что произведение, созданное ответчиком, представляет собой переработку произведения истца. Используется ответчиками в тех случаях, когда в предполагаемом объекте нарушения, действительно, повторены многие черты или
элементы формы произведения истца, что может указывать на несанкционированное использование первого произведения.
Сущность института
Концепция параллельного творчества задает границы исключительных авторских прав.1 В данном случае речь идет об одном из принципиальных различий между авторскими и патентными правами. Исключительные патентные права распространяются в том числе на независимо созданные технические решения. Так, патентообладатель может запретить использовать свое изобретение даже тем лицам, которые параллельно с ним разрабатывали данное решение.

В то же время исключительные авторские права не распространяются на объекты, которые созданы независимо от произведения правообладателя, даже если их форма в целом совпадает.

Подобная ситуация параллельного творчества может возникнуть только в случаях:
с произведениями с незначительным творческим уровнем. Так, например, два фотографа могут запечатлеть море, какую-либо достопримечательность с одного и того же ракурса. Форма произведений может оказаться практически идентичной. Между тем вряд ли можно представить себе, что кто-либо смог бы параллельно А. А. Блоку написать поэму «Двенадцать»;
с произведениями, которые характеризуются не только оригинальными, но и типичными признаками, элементами, с невысоким уровнем творчества. При этом изначальный объект авторских прав, который предположительно нарушен, и объект параллельного творчества совпадают главным образом в «типичных», неоригинальных чертах и имеют существенные различия в оригинальных признаках. Так, например, двум персонажам-медведям присуще строение тела и мордочки, напоминающее животное, которое существует в действительности; наличие шерсти; белый или бурый цвет. Можно допустить, что два автора независимо друг от друга нарисуют персонажей с подобными признаками. Если при этом не повторены другие оригинальные признаки, то следует говорить о независимом творчестве, а не о переработке, которая образует нарушение исключительных прав.
Концепция параллельного творчества в данном случае дополняет доктрину существенной части.2 Про нее мы писали в № 6 Дайджеста. В соответствии с данной доктриной контроль обладателя исключительного авторского права должен распространяться на случаи использования не только произведения как такового, но и его отдельных частей и элементов в отрыве от самого произведения. Речь при этом должна идти не о любой части, наборе элементов, а о существенной. При установлении данного признака следует руководствоваться двумя параметрами — количественным и качественным.
Как применяется в сфере IP
Долгое время в доктрине и судебной практике господствовало мнение, что авторское право в принципе не допускает параллельного творчества.3 Как было отмечено Э. П. Гавриловым, «"оригинальность" — это уникальность произведения; невозможность создания разными авторами, работающими параллельно, независимо друг от друга, двух одинаковых произведений. Если два "автора" создали два одинаковых произведения, то ни одно из них не является оригинальным и не может получать охраны — это краеугольный камень всей системы авторского права…».4

В судебной практике была сформулирована позиция, согласно которой «для признания произведения объектом авторского права оно должно отвечать следующим требованиям: содержать признак новизны и признак оригинальности. <...> Уникальность любого произведения заключается в неповторимости в случаях параллельного творчества: два автора, работающие независимо друг от друга, не могут создать одинаковые уникальные (оригинальные) результаты даже в том случае, если изначально оба автора были поставлены в одинаковые условия (к примеру, обоим авторам было выдано одно и то же техническое задание)».5 Аналогичную позицию высказал и Конституционный суд (КС РФ): «Авторское право, обеспечивая охрану оригинального творческого результата, не охраняет результаты, которые могут быть достигнуты параллельно, т. е. лицами, работающими независимо друг от друга».6

Между тем в настоящее время в российском праве возобладал подход, в соответствии с которым утверждается принципиальная возможность параллельного творчества и самостоятельного использования произведения, созданного независимо.

Весьма показательно в рассматриваемом аспекте дело № А55-19920/2017. Фабула дела следующая. Один предприниматель обратился к другому с иском о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на 29 фотографий в размере 300 тыс. руб. В обоснование заявленных требований истец указал, что ответчик разместил на сайте 29 сделанных им фотографий. На фотографиях были запечатлены различные части, детали автомобилей марки «Лада», в том числе передний бампер, чехлы, ворсовые ковры салона, акустические полки, евронакладки на панель приборов, фары и т. п. Ответчик, возражая на иск, утверждал, что размещенные на сайте фотографии являются его собственными. Он разместил их раньше, чем истец. Три фотографии (№ 19, № 23 и № 28) не идентичны. При этом ответчик подчеркнул, что процесс изготовления фотографий, размещаемых как истцом, так и ответчиком, не является трудоемким и затратным по времени, а при наличии специальной программы данные фотографии можно обрабатывать неограниченное количество раз.

На первом круге рассмотрения суды первой и апелляционной инстанции удовлетворили требования истца частично, обязав ответчика выплатить 10 тыс. руб. компенсации. Они исходили из того, что фотографии на сайте ответчика были размещены ранее, чем на сайте истца. Факт авторства истца установлен только в отношении фотографии № 5, поскольку материальный носитель, содержащий оригиналы спорного произведения, был представлен истцом только в отношении указанной фотографии. СИП РФ вернул дело на новое рассмотрение. При этом он указал нижестоящим судам на необходимость установить, «были ли использованы ответчиком фотографии истца (в терминологии судов первой и апелляционной инстанций — позаимствованы), либо же самостоятельно, в рамках параллельного творчества созданы собственные фотографии».

На втором круге рассмотрения суд первой инстанции удовлетворил требования истца частично, сумма компенсации была повышена до 200 тыс. руб. Суд исходил из того, что ответчик не опроверг презумпцию авторства истца, предоставив в суд доказательства, подтверждающие возникновение более раннего права авторства на спорные фотографии именно у ответчика. Поэтому авторство истца на фотографии с маркировкой «foto by Maxim Chaba№ov» суд первой инстанции посчитал доказанным. В отношении нескольких фотографий суд отметил, что они были размещены ответчиком ранее даты размещения истцом на сайте с маркировкой, однако позже даты создания фото истцом. При этом истец не доказал, каким образом ответчик мог позаимствовать данные фотографии, которые хранились на его компьютере. Исходя из этого, суд пришел к выводу, что данные фотографии были созданы ответчиком в рамках самостоятельного творчества.

Суд апелляционной инстанции принял новый акт. Он обязал ответчика к выплате компенсации, повысив сумму до 240 тыс. руб. По большинству фотографий суд признал факт нарушения доказанным. Между тем в отношении нескольких фотографий был сделан противоположный вывод. Так, суд отметил, что несколько пар фотографий истца и ответчика не являются идентичными. СИП поддержал решение апелляции.

Данное дело показательно по нескольким причинам. Во-первых, суды однозначно признали возможность параллельного творчества и создания практически идентичных объектов авторского права. Во-вторых, по сути, был сделан вывод, что в случае с произведениями с низким уровнем творчества, оригинальности, даже незначительных различий между спорным произведением и предполагаемым объектом нарушения достаточно, чтобы сделать вывод об отсутствии нарушения.

Данные тезисы подтверждают сформулированный нами ранее вывод, что объектные границы исключительных авторских прав сужаются или расширяются в зависимости от ценности произведения с позиции функций авторского права, его оригинальности. При высоком уровне творчества правообладатель получает контроль за использованием даже небольших элементов своего произведения. При низком же правообладатель не всегда может пресечь использование даже практически идентичных произведений.

Весьма показательно следующее дело.7 Компания Carte Blanche Greetings Ltd. («Карт Бланш Гритингс Лимитед») обратилась с иском к нескольким компаниям о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на персонаж «Овечка "Cottonsocks the Sheep"» аудиовизуального произведения. Компания утверждала, что ответчики осуществляют введение в гражданский оборот без ее разрешения товаров (игрушка для детей «Овечка Жужа»), воспроизводящих персонаж «Овечка "Cottonsocks the Sheep"». Игрушки в целом были похожи по форме и позе (стилизованная фигурка сидящего барашка); выражению мордочки, наличию серых копыт. Ответчики представили выданный патент на их игрушку «Овечка Жужа». При этом им удалось доказать, что дизайн их игрушки был создан независимо и сходен с созданной ранее овечкой лишь в части неохраняемых, неоригинальных элементов.8 Так, овечка ответчика отличалась следующими признаками: наличием стилизованной шерстки, загнутой колечками, розовым носом и ушками (в игрушке истца ушки были белыми, а нос голубым), наличием украшения на голове фигурки в виде цветка с голубыми лепестками9 (у овечки истца на этом месте серая заплатка).

Представляется, что суд, хотя это прямо и не следует из текста постановления, учел, что сама по себе игрушка истца не обладает значительной оригинальностью, высоким уровнем творческого вклада. Сама по себе фигура является в целом типичной для детских игрушек, она достаточно реалистично изображает овечку. В таком случае, чтобы признать исключительное право нарушенным, необходимо было совпадение всех иных черт и элементов игрушки. С подобным решением можно согласиться.

Не меньший интерес представляет свежее постановление СИП от 11.03.2022. ООО «Футука Кидс» и ИП Каюмов (автор) предъявили иск к ООО «Аквантика» и ИП Родионовой о нарушении исключительных прав на произведения дизайна при производстве и реализации кроватей-машинок и наложении запрета на такую деятельность. Как утверждали соистцы, разработанный ими дизайн кроватей-машинок серий UNO и NEO и кроватей-машинок производства ответчика совпадает между собой, отличаясь лишь наклейкой на передней части изделий. На первом круге рассмотрения суды первой и апелляционной инстанции удовлетворили требования. СИП отправил дело на новое рассмотрение. При этом он отметил следующее:

«Создание похожего (например, в силу того, что двумя авторами использовалась одна и та же исходная информация), но творчески самостоятельного произведения не является нарушением исключительного права автора более раннего произведения. В таком случае оба произведения являются самостоятельными объектами авторского права. В рассматриваемом случае из содержания обжалуемых судебных актов не усматривается исследование судами вопроса о том, использовалась ли Каюмовым Д. Н. и Родионовой Г. А. одна и та же исходная информация при создании спорных объектов, в то время как при рассмотрении дела Родионова Г. А. заявляла довод о том, что при создании произведений она исходила (как и Каюмов Д. Н.) из дизайна автомобилей известных марок».

СИП обратил внимание на выводы проведенной по делу судебной экспертизы. Эксперт заключил, что в дизайнах произведений как Каюмова Д. Н., так и Родионовой Г. А. используется имитация отдельных элементов дизайна автомобилей известных марок. Однако суды не оценили данные выводы эксперта на предмет того, свидетельствуют ли они об использовании сторонами одной и той же исходной информации при создании произведений дизайна.

На новом круге рассмотрения суд первой инстанции отказал в иске.
1 Подробнее см.: Ворожевич А. С. Границы исключительных прав, пределы их осуществления и защиты. — М.: Статут., 2022. — 596 с.; Ворожевич А. С. Границы и пределы осуществления авторских и смежных прав. — М.: Статут., 2020. — 271 с.
2 Подробнее см.: Ворожевич А. С. Концепция существенной части произведения как инструмент установления объектных границ исключительных авторских прав // Законодательство. — 2021. — № 6. — С. 18–28.
3 Подробнее см.: Ворожевич А. С. Границы исключительных прав, пределы их осуществления и защиты: диссертация на соискание степени доктора юрид. наук. М., 2021. С. 190.
4 Гаврилов Э. П. Комментарий к постановлению Пленума ВС РФ от 19.06.2006 П. 68. 2006. (СПС «Консультант плюс»)
5 Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.08.2016 № 17АП-9979/2016-ГК
6 Определение КС РФ от 20.12.2005 № 537-О
7 Постановление СИП РФ от 25.04.2017 по делу № А40-137876/2015
8 Сравнение игрушек, их изображения, см.: Довгалюк А., Глонина В. Переработка произведения vs «параллельное» творчество: понятие, критерии разграничения / https://zakon.ru/blog/2019/1/17/pererabotka_proizv...
9 Данные признаки были перечислены в качестве существенных в патенте № 95071 / сайт ФИПС

Составители
Арина Ворожевич
Главный редактор Дайджеста д. ю. н., партнер Гардиума, преподаватель кафедры гражданского права МГУ
Алексей Абрамов
Управляющий партнер, сооснователь LegalTech-платформы «Гардиум.Про»
Ирина Резникова
Старший партнер Гардиума, эксперт в сфере защиты ИС, арбитражного судопроизводства и корпоративного права
Илья Кононенко
Директор департамента сервисных и портальных решений Гардиума, IPTech-эксперт
Подпишитесь
на новые выпуски
Раз в месяц присылаем свежий номер. Только полезный контент в удобном формате
© 2004–2022, ООО «ФПБ Гардиум». Все права защищены. В составе группы компаний WiseAdvice
ООО «ФПБ Гардиум»
+7 495 665-82-58
ИНН 7721854322
ОГРН 5147746423590
Архив выпусков