Интересные прецеденты
IP Cases
Согласно ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате договорная неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе ее уменьшить. Если обязательство нарушено лицом, ведущим предпринимательскую деятельность, суд может сделать это только по соответствующему заявлению должника. Разберем ситуацию на примере спора о неустойке из лицензионного договора.
История вопроса
Конституционный суд (КС РФ) в определении от 21.12.2000 № 263-О разъяснил: «… предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть, по существу, — на реализацию требования ст. 17 (ч. 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в ч. 1 ст. 333 ГК РФ речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения».

В соответствии с п. 2 постановления пленума Высшего арбитражного суда РФ от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения ст. 333 ГК РФ», при рассмотрении вопроса о снижении неустойки по заявлению ответчика судам следует исходить из того, что неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного обязательства позволяет ему неправомерно пользоваться чужими средствами. Поскольку никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного поведения, условия такого пользования не могут быть более выгодными для должника, чем условия правомерного пользования. Например, по кредитным договорам.

Как разъяснил Пленум Верховного суда РФ (ВС РФ) в постановлении от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств», по смыслу ст. 332, 333 ГК РФ, установление в договоре верхнего или нижнего пределов неустойки не является препятствием для снижения ее судом (п. 69).

В соответствии с позицией Пленума ВС РФ, доказательствами (не)обоснованности размера неустойки могут служить следующие данные:
средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, которые кредитные организации выдают осуществляющим предпринимательскую деятельность лицам;
средний размер платы по краткосрочным кредитам, которые выдают физлицам в месте нахождения кредитора в период нарушения обязательства;
показатели инфляции за соответствующий период (п. 75).
История вопроса
В судебной практике при снижении размера установленной договором неустойки учитываются прежде всего следующие обстоятельства:
Для неустойки, установленной в процентах от цены договора, за день просрочки получается сумма выше ставок по кредитам при пересчете в годовой процент.

Например:
  • суд снизил неустойку в 6 раз, до двукратной учетной ставки Банка России, отметив, что выплата «неустойки в размере 0,3% за каждый день просрочки от суммы очередного платежа ведет к нарушению баланса интересов сторон обязательства и противоречит компенсационной природе неустойки»1;
  • суд снизил размер неустойки из-за высокой ставки, поскольку заявленный истцом ее размер превышал 57 млн руб. (из расчета 28-29% годовых), что, по мнению суда, существенно превысило банковскую ставку по коммерческим кредитам для юрлиц; размер неустойки был снижен до 27 млн руб., исходя из ставки 15,01% годовых2.
Ответственность сторон в договоре «несимметрична».
Период просрочки небольшой. Например, суд снизил неустойку в 3 раза, отметив, что просрочка носила непродолжительный характер (от 4 до 16 дней)3.
Спор
Российская Федерация (лицензиар), от имени которой выступило Министерство обороны РФ, и общество (лицензиат) заключили договор. Договором предусмотрено, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения лицензиатом обязанности по выплате лицензионного вознаграждения, лицензиат уплачивает неустойку в виде пеней в размере 0,05% от неперечисленной суммы за каждый день просрочки платежа до момента фактической ее оплаты. Лицензиат просрочил оплату, ему рассчитали пеню за несвоевременную уплату лицензионного платежа. Общая сумма пеней составила 79 781,2 доллара США. Когда лицензиат проигнорировал претензию лицензиара, тот обратился в суд.

Дело прошло несколько кругов рассмотрения. На первом круге суд первой инстанции на основании ст. 333 ГК РФ снизил взыскиваемые пени до 15 956,3 доллара США по курсу Центробанка РФ на день оплаты. При этом он указал на компенсационный характер неустойки в гражданско-правовых отношениях, а также принцип соразмерности начисленной неустойки последствиям неисполнения обязательств. Решение поддержала апелляция. СИП отправил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. На втором круге неустойку снижать не стали: с ответчика взыскали 79 781,2 доллара США.
Чем интересно
Дело стало одним из первых, в которых СИП РФ выразил свою позицию по условиям снижения неустойки, установленной в лицензионном договоре. При этом было сформулировано несколько важных выводов:
При определении справедливой неустойки суды должны исходить из двукратной учетной ставки (ставок) Банка России. При этом для снижения неустойки ниже однократной учетной ставки Банка России должны быть доказаны особые обстоятельства. Снижение возможно лишь в экстраординарных ситуациях.
Неблагоприятное финансовое положение ответчика в период действия лицензионного договора не может служить основанием для снижения размера договорной неустойки.
Позиция СИП РФ
СИП РФ пришел к выводу, что для снижения неустойки в рассматриваемом случае не было оснований. При этом он исходил из следующего:
Разрешая вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения денежного обязательства и определяя величину, достаточную для компенсации потерь кредитора, суды могут исходить из двукратной учетной ставки Банка России, существовавшей в период нарушения.
Для обоснования иной величины неустойки, соразмерной последствиям нарушения обязательства, каждая из сторон вправе представить доказательства того, что средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, которые выдают предпринимателям кредитные организации в месте нахождения должника в период нарушения обязательства, выше или ниже двукратной учетной ставки Банка России, существовавшей в тот же период.
Снижение судом неустойки ниже определенного размера допускается в исключительных случаях, при этом присужденная денежная сумма не может быть меньше той, что была бы начислена на сумму долга исходя из однократной учетной ставки Банка России.
Снижение неустойки ниже однократной учетной ставки Банка России на основании соответствующего заявления ответчика допускается, когда убытки кредитора компенсируются за счет того, что размер платы за пользование денежными средствами, предусмотренный условиями обязательства (заем, кредит, коммерческий кредит), значительно превышает обычно взимаемые в подобных обстоятельствах проценты.
Ходатайство ответчика о снижении размера заявленной к взысканию неустойки было мотивировано исключительно доводами о неблагоприятном финансовом положении общества в период действия лицензионного договора и связанной с этими обстоятельствами невозможностью своевременного исполнения обязательств. При этом суд апелляционной инстанции отметил, что в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ отсутствие у должника необходимых денежных средств не является действием непреодолимой силы и не свидетельствует об отсутствии его вины в нарушении обязательства.
Неблагоприятное финансовое положение ответчика в период действия лицензионного договора не может быть принято во внимание в качестве обстоятельства, свидетельствующего о несоразмерности рассчитанной в соответствии с положениями договора неустойки последствиям нарушения.
Процент неустойки, равный 0,05% и начисляемый за каждый день просрочки, не является чрезмерно высоким, а период просрочки более трех лет не является незначительным. В отсутствие представленных ответчиком доказательств явной несоразмерности неустойки последствиям допущенного обществом правонарушения суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для снижения заявленного ко взысканию размера неустойки, отменил решение суда первой инстанции и удовлетворил исковые требования в полном объеме.
В ходе производства по делу ответчик не приводил собственный контррасчет размера подлежащей взысканию неустойки. При таких обстоятельствах у суда апелляционной инстанции отсутствовали процессуальные основания для самостоятельного перерасчета размера заявленной к взысканию неустойки, в том числе с учетом положений лицензионного договора и разъяснений высшей судебной инстанции о валюте долга и валюте платежа.
1 Постановление арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 23.07.2019 № Ф02-3347/2019 по делу № А10-2675/2018
2 Постановление арбитражного суда Волго-Вятского округа от 15.08.2017 по делу № А43-26984/2016
3 Постановление арбитражного суда Северо-Западного округа от 15.07.2019 № Ф07-8210/2019 по делу № А56-130441/2018

Лицензиат обязан представлять отчеты об использовании результата интеллектуальной деятельности (РИД) или средства индивидуализации в сроки и в порядке, которые предусмотрены договором. Если договор таких условий не содержит, лицензиат обязан отчитываться перед лицензиаром по его требованию (п. 1 ст. 1237 ГК РФ).
История вопроса
Как правило, стороны в лицензионном договоре прописывают обязанность по предоставлению отчетности, а за ее несоблюдение — неустойку. Это важно по нескольким причинам. Во-первых, на основе данных из отчетов может рассчитываться лицензионное вознаграждение, роялти правообладателя. Во-вторых, для правообладателя зачастую важно знать, как именно объект интеллектуальной собственности (ИС) используется лицензиатом. Не вышел ли последний за рамки предоставленных ему по договору прав? Насколько коммерчески привлекательной оказалась разработка?

Лицензиат обязан представлять отчеты, даже когда фактически прекратил использовать объект, но договор продолжает действовать. Так, в одном из дел1 учреждение потребовало взыскать с компании штраф за непредставление ему отчетности по лицензионному договору. Возражая, лицензиат сослался на то, что лицензионный договор фактически прекратил действовать. При этом его условиями не предусмотрена обязанность представлять «нулевые» отчеты. Лицензиар, требуя отчеты, злоупотребляет правом. СИП РФ встал на сторону учреждения. Суд подчеркнул, что обязанность исполнять те или иные условия лицензионного договора сохраняется на протяжении всего срока его действия вне зависимости от их целесообразности или нецелесообразности. Требование к лицензиату, который не исполняет условия заключенного лицензионного соглашения и не представляет отчетную документацию, злоупотреблением правом не является.

Но если лицензионный договор действительно прекратился, в том числе при реализации одной стороной своего права на односторонний отказ, требования о предоставлении отчетов недопустимы. Показательно постановление СИП РФ от 19.01.2022 № С01-2128/2021 по делу № А10-3609/2020. Учреждение потребовало обязать завод предоставить отчеты по лицензионному договору, а также взыскать штраф за их неподачу истцу. СИП согласился с тем, что учреждение злоупотребило правами.

Штраф за непредоставление отчетности был предусмотрен лицензионным договором. Пока последний действовал, ответчик обязан был направлять лицензиару отчеты. Действие этого соглашения прекратилось, о чем лицензиат уведомил лицензиара и предложил подписать акт.

Сторонам при исполнении договора важно помнить, какие именно отчетные документы лицензиат должен предоставлять в соответствии с договором. Предоставление неполного перечня означает ненадлежащее исполнение обязательства и влечет за собой выплату неустойки, если она предусмотрена. Установление неустойки за нарушение подобных обязанностей оправдано и необходимо. На практике лицензиару будет крайне сложно, даже невозможно, доказать убытки от непредоставления отчетов.
Спор
Между ООО «МедБизнесКонсалтинг» (лицензиат, истец) и ООО «ПАСТЕР» (сублицензиат, ответчик) заключен сублицензионный договор, по которому одна сторона обязалась предоставить другой за вознаграждение право использования товарного знака.

В соответствии с договором сублицензиат по требованию лицензиата обязуется представлять отчеты об объеме реализации и прочие финансовые отчеты, затребованные лицензиатом, для выявления фактического объема реализации за отчетный период. При этом стороны согласовали, что сублицензиат ежемесячно представляет лицензиату следующие документы: отчет об объеме дохода, полученного в отчетном периоде за реализуемые медицинские услуги по договорам оказания услуг по проведению лабораторных исследований клинического материала пациентов — в письменном виде по форме, согласованной сторонами в приложении № 1 к договору; отчет об объеме дохода, полученного по договорам оказания услуг по проведению лабораторных исследований клинического материала пациентов по каждому виду исследований.

Помимо этого, договор предусмотрел обязанность сублицензиата информировать лицензиата обо всех проверках деятельности сублицензиата государственными и муниципальными органами и всех выявленных нарушениях, выданных предписаниях.

Стороны договорились, что при нарушении любого из положений договора лицензиат вправе потребовать у сублицензиата уплаты штрафа в размере 100 тыс. руб. за каждый факт нарушения.

Сублицензиат представил отчет, отражающий общий объем дохода от данного вида услуг без разделения по видам исследований. Также он не направил лицензиату в соответствии с запросом последнего отчеты за октябрь и ноябрь 2020 г. об объеме дохода по договорам оказания услуг по проведению лабораторных исследований.

Сублицензиат уведомлял истца о предстоящих проверках, но не о состоявшихся и их результатах.

Таким образом, лицензиат счел, что сублицензиат нарушил два пункта договора, и обратился в суд с требованием взыскать с сублицензиата 200 тыс. руб. штрафа.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Апелляция, напротив, удовлетворила требование лицензиата. СИП РФ поддержал решение апелляционной инстанции.
Чем интересно
СИП РФ признал сублицензиата нарушившим лицензионный договор, поскольку:
сублицензиат должен был отчитываться о доходах за проданные медуслуги в целом и отдельно по каждому виду исследований, но фактически предоставил только отчеты без разделения по видам;
сублицензиат был обязан информировать лицензиата обо всех проверках со стороны госорганов, выявленных нарушениях и выданных предписаниях, но по факту он уведомлял истца только о запланированных проверках.
Позиция СИП РФ
Решение в пользу истца СИП РФ обосновал следующим образом.
Письмом от 28.12.2020 истец запросил у ответчика отчеты за октябрь и ноябрь 2020 г. об объеме дохода по договорам оказания услуг по каждому виду исследований, что прямо предусмотрено абз. 3 п. 4.1 договора; ответчиком же представлены отчеты за указанный период, предусмотренные абз. 2 п. 4.1 договора (общий объем дохода от данного вида услуг без разделения по видам исследований), то есть доказательств исполнения п. 4.1 договора не представлено.
Пунктом 2.1.3.11 договора предусмотрена обязанность сублицензиата информировать лицензиата обо всех проверках деятельности сублицензиата государственными и муниципальными органами и всех выявленных нарушениях, выданных предписаниях. Ответчик же ссылался на уведомления истца о предстоящих проверках, а не о состоявшихся и их результатах, то есть требование п. 2.1.3.11 договора также не исполнено ответчиком надлежащим образом.
1 Постановление СИП РФ от 24.08.2021 № С01-1274/2021 по делу № А40-186382/2020
Составители
Арина Ворожевич
Главный редактор Дайджеста д. ю. н., партнер Гардиума, преподаватель кафедры гражданского права МГУ
Алексей Абрамов
Управляющий партнер, сооснователь LegalTech-платформы «Гардиум.Про»
Ирина Резникова
Старший партнер Гардиума, эксперт в сфере защиты ИС, арбитражного судопроизводства и корпоративного права
Илья Кононенко
Директор департамента сервисных и портальных решений Гардиума, IPTech-эксперт
Подпишитесь
на новые выпуски
Раз в месяц присылаем свежий номер. Только полезный контент в удобном формате
© 2004–2022, ООО «ФПБ Гардиум». Все права защищены. В составе группы компаний WiseAdvice
ООО «ФПБ Гардиум»
+7 495 665-82-58
ИНН 7721854322
ОГРН 5147746423590
Архив выпусков