Интересные прецеденты
IP Cases
Нарушения авторских прав на маркетплейсах
СИП РФ в очередной раз признал маркетплейс информационным посредником и обозначил, каким требованиям должна отвечать претензия обладателя нарушенного исключительного авторского права к маркетплейсу.
История вопроса
Маркетплейсы сегодня — одна из наиболее востребованных форм организации коммерческой деятельности. Они представляют собой платформы электронной коммерции, мультибрендовые виртуальные торговые центры.

К маркетплейсам традиционно относят Wildberries, Ozon, Яндекс.Маркет (Беру), Lamoda, Goods.ru, СДЭК Маркет, Юлмарт, Леруа Мерлен, Robo.market и другие похожие платформы. Большинство владельцев маркетплейсов пытаются следить за тем, чтобы на их площадках не появлялись контрафактные товары, но нарушения исключительных прав все же происходят. Возникает вопрос: будет ли за такое нарушение нести ответственность сам маркетплейс? И если да, то на каких условиях?

Мы уже писали, что до недавнего времени суды не видели каких-либо проблем в том, чтобы возложить на маркетплейс ответственность за нарушение исключительного права. При этом они не задавались вопросом, является ли он информационным посредником. Ответственность наступала на общих для нарушителей исключительных прав оснований. Между тем в последние несколько лет в судебной практике сформировалась уже практически однозначная позиция: маркетплейсы являются информационными посредниками. А значит, они несут ответственность за нарушения исключительных прав только при наличии вины. Они освобождаются от ответственности при условии, что:
владелец маркетплейса не знал и не должен был знать, что использование соответствующих результата интеллектуальной деятельности (РИД) или средства индивидуализации является неправомерным;
маркетплейс своевременно принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав, получив в письменной форме заявление правообладателя о таком нарушении с указанием страницы сайта или сетевого адреса, на которых размещен материал.
_
Здесь, однако, возникают новые вопросы. Во-первых, какие именно меры со стороны маркетплейса будут признаны необходимыми и достаточными. Как правило, речь идет о том, что маркетплейс скрывает из поиска товары предполагаемого нарушителя.

Второй вопрос: как именно владелец маркетплейса поймет, что к нему обратился действительный правообладатель, чьи права были нарушены продавцом товара, а не недобросовестный конкурент правообладателя, который хочет помешать его бизнесу? Если говорить о товарных знаках, то ответ на второй вопрос достаточно простой — представителям маркетплейса достаточно проверить по открытым реестрам Роспатента, кто является правообладателем.

Но что делать, если правообладатель направил претензию о нарушении исключительного авторского права? Такие ситуации происходят достаточно часто. Правообладатель может заявить, что продавец использует при продвижении товаров на маркетплейсе его фотографии. Очевидно, что одного обвинения от правообладателя в таком случае недостаточно. Лицо, направившее претензию, должно, как минимум, обосновать, что у него есть исключительные права произведение, размещенное продавцом.

Спор
ООО «Восьмая заповедь» предъявило иск к ООО «Вайлдберриз» о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на фотографические произведения при их размещении на маркетплейсе в размере 1 050 000 рублей и судебных расходов.

Истец — доверительный управляющий созданных Балуевым А. В. фотографических произведений — обнаружил, что на страницах сайта www.wildberries.ru были использованы указанные фотографии с изображением 15 товаров. По утверждению истца, ответчик своевременно не предпринял мер, чтобы устранить нарушение, несмотря на направленную в его адрес претензию.
Чем интересно
При рассмотрении дела СИП РФ сделал несколько важных выводов.
Во-первых, в очередной раз суд подтвердил, что маркетплейсы являются информационными посредниками, а потому несут ответственность на особых основаниях.
Во-вторых, отметил, что при рассмотрении исков о нарушении маркетплейсами исключительных авторских прав, судам нужно учитывать особенности возникновения авторских прав в силу факта создания объекта, т. е. без какой-либо регистрации. Без обращения правообладателей ответчик не может определить, нарушает ли размещенный материал чьи-либо права. Чтобы обнаружить конкретное нарушение, информационный посредник должен обладать достаточной информацией, которая позволит установить статус правообладателя и спорный объект, а также сведения, дающие возможность обнаружить сам деликт.
В-третьих, СИП констатировал, что претензия правообладателя к маркетплейсу должна содержать сведения, позволяющие установить наличие у истца прав на материалы, опубликованные продавцом на сайте; данные, на основе которых маркетплейс мог бы сравнить фотографии истца с тем, что размещено продавцом.
Позиция СИП РФ
СИП сформулировал следующие выводы.
Особенности ответственности информационного посредника предусмотрены ст. 1253.1 ГК РФ, являются исключением из правил, установленных п. 3 ст. 1250 ГК РФ, о применении мер ответственности (в виде возмещения убытков и выплаты компенсации) за нарушение интеллектуальных прав, допущенное нарушителем при осуществлении предпринимательской деятельности, независимо от вины нарушителя. Ответственность информационных посредников, в том числе и за нарушения в сфере предпринимательской деятельности, наступает при наличии вины.
Ответчик предоставляет возможность размещения информации о товарах на сайте www.wildberries.ru третьим лицам, осуществляя управление торговой площадкой wildberries.ru — агрегатором информации о товарах. Ответчик выступает в отношении этой деятельности в качестве информационного посредника по смыслу п. 1 ст. 1253.1 ГК РФ, предоставляя покупателям безвозмездную возможность: поиска информации о товарах, ознакомления с товарными предложениями продавцов о заключении договора купли-продажи товара, заключении договора напрямую с продавцом с использованием технических возможностей площадки.
Благодаря техническим возможностям площадки любое лицо может: зарегистрироваться на сайте в качестве продавца, самостоятельно заполнив информацию о себе и согласившись с правилами ее использования; разместить информацию о себе, о своем товаре, заполнить карточку товара графическими и текстовыми материалами, которые привлекают внимание к товару; заключить договор напрямую с покупателем. Ответчик как лицо, полагавшееся на заверения об обстоятельствах, которые были даны продавцом при акцепте оферты (п. 3.1 Правил использования портала), не знал и не должен был знать, что использование РИД или средства индивидуализации является неправомерным.
Следовательно, можно полагать, что ответчик, опираясь на заверения об обстоятельствах со стороны своего контрагента и руководствуясь презумпцией добросовестности участников гражданского оборота, проявил должную степень осмотрительности при выборе контрагента и заключении с ним договора.
В ряде случаев информационный посредник не может самостоятельно определить, исходя из названия произведения, является ли факт его загрузки противоправным, в частности, в силу факта создания произведения, которое не требует какой-либо регистрации, отсутствия связи между наименованием и содержанием контента, а также отсутствия подробного и полного реестра прав на объекты авторского права.

Вследствие указанных обстоятельств ответчик лишен возможности определить, может ли размещенный материал потенциально нарушать чьи-либо права без обращения правообладателей с представлением доказательств.
Для выявления конкретного нарушения информационный посредник должен обладать достаточной информацией (включая информацию, позволяющую установить статус правообладателя и спорный объект, а также информацию, позволяющую обнаружить конкретный факт нарушения). «Знание» не может основываться на предположениях. Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении СИП РФ от 29.04.2022 по делу № А40-99559/2021.

Претензия, направленная в адрес ответчика, не содержала необходимых сведений, чтобы установить наличие у истца прав на материалы, которые продавец разместил на сайте, а также сведений, которые позволили бы провести визуальное сравнение спорного объекта авторских прав с данными материалами, проверить полномочия истца на направление претензии. Это исключает гражданско-правовую ответственность ответчика по смыслу ст. 1253.1 ГК РФ. При этом ответчик после получения претензии от истца содействовал прекращению предполагаемого нарушения.
Продавец спорных товаров Касьянова Е. А. представила документы, подтверждающие, по ее мнению, наличие у нее прав, в том числе переписку с Балуевым А. В. по заказу фотографий, электронные чеки об оплате его услуг, ссылку на «Яндекс.Диск», которую Балуев А. В. предоставил ей для скачивания фотографий, исходные полноразмерные файлы спорных фотографий.

При таких обстоятельствах преждевременное и единоличное принятие решения ответчиком о наличии нарушения прав истца, без наличия идентификационных сведений от истца об объекте правонарушения, являлось бы недопустимым с точки зрения закона и могло бы привести к незаконному ограничению прав третьих лиц.
IP и маркетплейсы: как понять, простить
и защитить
Вебинар 14 декабря
Опытные юристы-спикеры
Участие бесплатно
Формат дискуссии
Составители
  • Арина Ворожевич
    Главный редактор Дайджеста д. ю. н., партнер Гардиума, преподаватель кафедры гражданского права МГУ
  • Ирина Резникова
    Старший партнер Гардиума, эксперт в сфере защиты ИС, арбитражного судопроизводства и корпоративного права
  • Алексей Абрамов
    Управляющий партнер, сооснователь LegalTech-платформы «Гардиум.Про»
  • Илья Кононенко
    Директор департамента сервисных и портальных решений Гардиума, IPTech-эксперт
Подпишитесь
на новые выпуски
Раз в месяц присылаем свежий номер. Только полезный контент в удобном формате
© 2004–2022, ООО «ФПБ Гардиум». Все права защищены. В составе группы компаний WiseAdvice
ООО «ФПБ Гардиум»
+7 495 665-82-58
ИНН 7721854322
ОГРН 5147746423590